Восток-Запад: как японское кино повлияло на Голливуд

. От «Звездных войн» до «Реквиема по мечте»
Обновлено 05 февраля 2024, 14:53

«Идеальные дни» Вима Вендерса, вышедшие в российский прокат в первый день февраля, — ода повседневности, в которой можно обнаружить тихие поводы для радости. Фильм взял награду за лучшую мужскую роль на Каннском кинофестивале и получил номинацию на «Оскар». Немецкий режиссер Вим Вендерс вдохновлялся японским кинематографом (причем не в первый раз), но среди западных авторов он такой не один. Особенно часто к идеям японских коллег обращались режиссеры из Голливуда.

Кинокритик и автор телеграм-канала Age of Cinema Елена Зархина рассказывает о том, как Япония повлияла на западное кино и какие голливудские фильмы «выросли» из азиатских шедевров.

Самураи и джедаи

«Идеальные дни» Вима Вендерса рассказывает про рабочие будни Хираямы (Кодзи Якусё), уборщика общественных туалетов в Токио. Кажется, его жизнь лишена магии и свелась к рутине, но это не так. Герой постоянно наполняет ее красотой, находится в гармонии с природой и знакомится с новыми людьми, встречи с которыми меняют и его самого.

«Идеальные дни» — представитель сёмингэки, так называется поджанр, повествующий о буднях простых людей. Их жизни и они сами на первый взгляд кажутся непримечательными, но, как и с остальным азиатским искусством, стоит лишь присмотреться повнимательней, чтобы обнаружить настоящее волшебство.

<p>Кадр из фильма &laquo;Токийская повесть&raquo;</p>
Фото: Shochiku Films Ltd.

Кадр из фильма «Токийская повесть»

В разное время этот поджанр прославляли своими работами Наоми Кавасе («Ан»), Акира Куросава («Жить»), Хирокадзу Корээда («Дневник Умимати»), Ясудзиро Одзу («Токийская повесть»). Последний, поклонниками которого являются Вим Вендерс и Мартин Скорсезе, неоднократно попадал в топ-10 лучших фильмов мира по версии кинематографистов из разных стран.

«Идеальные дни» пока не внесены в аналогичный рейтинг, но уже успели выиграть две награды Каннского кинофестиваля (Кодзи Якусё был признан лучшим актером смотра, а сама лента получила приз экуменического (христианского) жюри и номинирована на премию «Оскар».



Однако творческое вдохновение в японском кино ищут и находят не только авторы инди-проектов, но и режиссеры масштабных кинофраншиз. Если не брать в расчет голливудские ремейки японских хитов вроде «Звонка», «Проклятия» и «Годзиллы» (к слову, кайдзю-собрата последнего, Кинг-Конга, американцы придумали под влиянием историй о гигантских варанах с японского острова Комодо), можно вспомнить, что в основе «Звездных войн» Джорджа Лукаса сразу две картины Акиры Куросавы: «Дерсу Узала» 1975 года и «Трое негодяев в скрытой крепости» 1958-го.

<p>Кадр из фильма &laquo;Трое негодяев в скрытой крепости&raquo;</p>
Фото: Toho Company

Кадр из фильма «Трое негодяев в скрытой крепости»

Лукас, разумеется, не копировал работы японского гения. Но центральные образы его картин и сюжетная архитектура во многом похожи. Согласно книге «Тайная история «Звездных войн» Майкла Камински, вымышленный кодекс джедаев является отсылкой к кодексу самурая бусидо.

<p>Кадр из фильма &laquo;Звездные войны. Эпизод 4&nbsp;&mdash;&nbsp;Новая надежда&raquo;</p>
Фото: Lucasfilm

Кадр из фильма «Звездные войны. Эпизод 4 — Новая надежда»

Их одежды напоминают одеяния буддийских монахов, а наряд и шлем Дарта Вейдера вдохновлены униформой японских военачальников. Даже само слово «джедай» происходит от японского термина «дзидайгэки», которым обозначается исторически-костюмированный поджанр японского кино.

<p>Кадр из фильма &laquo;Звездные войны: Эпизод 6&nbsp;&mdash; Возвращение Джедая&raquo;</p>
Фото: Lucasfilm

Кадр из фильма «Звездные войны: Эпизод 6 — Возвращение Джедая»

«Семь самураев» того же Акиры Куросавы предвосхитили эпоху вестернов. «Великолепная семерка» или суровые боевики Серджио Леоне с Клинтом Иствудом были бы невозможны без влияния Куросавы. Другой его фильм — «Телохранитель» — стал праотцом «За пригоршню долларов» Леоне. А одноименный фильм с Кевином Костнером вообще не стеснялся признаваться в любви оригинальному «Телохранителю», учитывая, как много жанровых черт унаследовал от него.

Вырос из «Телохранителя» и «Джанго освобожденный» Квентина Тарантино. Постановщик не скрывает, что на протяжении всей своей карьеры черпал немало вдохновения в азиатском кино. Например, первая часть «Убить Билла» — двухчасовое упражнение режиссера в умении копировать стиль японского кино: начиная с художественной стилистики и заканчивая образами и характерами главных героев. Так, персонаж Люси Лью, киллерша по имени О-Рен Ишии, — это вариация главной героини фильма «Госпожа Кровавый Снег» Тосии Фудзиты. В нем главная героиня, облаченная в белое кимоно, с катаной в руках беспощадно мстила за смерть своих родителей.

<p>Кадр из фильма &laquo;Госпожа Кровавый Снег&raquo;</p>
Фото: Toho Film (Eiga) Co. Ltd.

Кадр из фильма «Госпожа Кровавый Снег»

<p>Кадр из фильма &laquo;Убить Билла&raquo;</p>
Фото: A Band Apart

Кадр из фильма «Убить Билла»

В числе более свежих голливудских оммажей на нетленную японскую классику оказалась «Последняя дуэль» Ридли Скотта, в основе которой структура и сюжетная уловка «Расёмона» Куросавы — едва ли не самого известного фильма, особенностью которого стало повествование с ненадежным рассказчиком. Кстати, сиквел «Бегущий по лезвию 2049» Дени Вильнева (режиссером первого фильма был Ридли Скотт) также связан с японской культурой — он пересекается с аниме-сериалом «Ковбой Бибоп».

Аниме и блокбастеры

Влияние японского аниме на голливудское кино разных эпох в принципе сложно переоценить. «Начало» Кристофера Нолана напичкано визуальными и смысловыми отсылками к мультфильму «Паприка» Сатоси Кона. Его же анимационный фильм «Истинная грусть» находит свое отражение в драме «Реквием по мечте» Даррена Аронофски.

<p>Кадр из аниме &laquo;Паприка&raquo;</p>
Фото: Sony Pictures Entertainment

Кадр из аниме «Паприка»

<p>Кадр из фильма &laquo;Начало&raquo;</p>
Фото: Warner Bros. Pictures

Кадр из фильма «Начало»

В «Истинной грусти» речь шла про молодую поп-певицу, доведенную до отчаяния таинственным преследователем и внутренними демонами. В одной из сцен мультфильма она, сидя в ванной, погружается под воду, мечтая исчезнуть.

<p>Кадр из аниме &laquo;Истинная грусть&raquo;</p>
Фото: Asahi Hoso

Кадр из аниме «Истинная грусть»

В «Реквиеме по мечте» Аронофски покадрово переснимает этот эпизод. Героиня Дженнифер Коннелли, измученная наркозависимостью и сложными отношениями с бойфрендом, также «уходит» под воду, погружаясь в свою панику. И если американский режиссер цитирование «Истинной грусти» называет данью уважения стилю Кона, японский постановщик считает иначе. Он заявил, что Аронофски просто скопировал его сцены, выдав их за собственное художественное решение.

<p>Кадр из фильма &laquo;Реквием по мечте&raquo;</p>
Фото: Artisan Entertainment

Кадр из фильма «Реквием по мечте»

Фильм «Темный город» Алекса Пройаса во многом напоминает графический роман. Это мрачная и гнетущая антиутопия про героя, который не помнит, кто он, но вынужден скрываться от загадочных и пугающих преследователей в городе, в котором вечно идет дождь, а солнце скрыто за свинцовыми грозовыми облаками.

<p>Кадр из фильма &laquo;Темный город&raquo;</p>
Фото: New Line Cinema

Кадр из фильма «Темный город»

<p>Кадр из аниме &laquo;Акира&raquo;</p>
Фото: Akira Committee Company Ltd.

Кадр из аниме «Акира»

Определенные общие черты героя в исполнении актера Руфуса Сьюэлла заимствованы из образа главного персонажа аниме «Акира» Кацухиро Отомо. Вдохновением для «Темного города» послужил и основной сюжет мультфильма, о чем лично рассказал Алекс Пройас.



Однако «Темный город» — пример хоть и стильного, но все же менее известного жанрового кино, которое не очень хорошо знакомо широкому зрителю. В то время как без «Матрицы» и «Аватара» представить массовую культуру нельзя. Джеймс Кэмерон, чей «Аватар» сюжетно в первую очередь вырос из его собственных энвайронменталистских и гуманистических размышлений, тем не менее нашел важные визуальные решения для франшизы в «Принцессе Мононоке» Хаяо Миядзаки. Более того, Кэмерон заявил, что живописные летающие скалы на Пандоре — это отсылка к аналогичным образам из «Небесного замка Лапута» все того же Миядзаки.

<p>Кадр из фильма &laquo;Аватар&raquo;</p>
Фото: 20th Century Fox Film Corporation

Кадр из фильма «Аватар»

<p>Кадр из аниме &laquo;Небесный замок Лапута&raquo;</p>
Фото: Studio Ghibli

Кадр из аниме «Небесный замок Лапута»

Революционная «Матрица» сестер Ланы и Лилли Вачовски тоже результат влияния японского аниме. В основе оригинального сюжета фильма множество смысловых и визуальных отсылок к «Призраку в доспехах» Мамору Осии. Оба проекта сняты в стиле киберпанк и оба рассуждают о судьбе человеческой культуры, воли и свободы на фоне технологического прогресса, который разрушает основы социального устройства и универсализирует среду, не оставляя место индивидуальности.

<p>Кадр из аниме &laquo;Призрак в доспехах&raquo;</p>
Фото: Kodansha Ltd.

Кадр из аниме «Призрак в доспехах»

<p>Кадр из фильма &laquo;Матрица&raquo;</p>
Фото: Warner Bros. Pictures Co.

Кадр из фильма «Матрица»

Некоторые издания утверждают, что Вачовски еще на этапе «продажи» будущего проекта даже показывали «Призрака в доспехах» продюсерам. Как бы там ни было, внедрение визуальных решений Осии в мир «Матрицы» оказалось более чем удачным и вознесло Вачовски на голливудский олимп, заодно широко прославив «Призрака» на Западе и размножившись короткометражными «Аниматрицами», к созданию которых были причастны в том числе японские аниме-режиссеры, такие как Махиро Маэда, Синъитиро Ватанабэ и многие другие. В случае франшизы «Матрица» японское аниме и голливудские технологии зрительского кино вступили в идеально сбалансированную синергию.

Поделиться
Материалы к статье
Авторы
Теги