Первая драматическая роль Ивлеевой. Каким получился сериал «Монастырь»

. Эскортница, набедокурившая в Дубае, прячется среди монахинь
Обновлено 12 января 2024, 06:54
Анастасия Ивлеева в сериале Александра Молочникова «Монастырь»
Фото: Кинопоиск

Анастасия Ивлеева в сериале Александра Молочникова «Монастырь»

В онлайн-кинотеатре «Кинопоиск» состоялась премьера оригинального сериала «Монастырь» Александра Молочникова и Александры Ремизовой. В главных ролях — блогер и телеведущая Анастасия Ивлеева и актер театра и кино Филипп Янковский («Иван Денисович», «Карамора»). Первая играет бедовую эскортницу, второй — смиренного священника. РБК Life посмотрел две первых серии и рассказывает, зачем шоу объединяет два несовместимых мира.

О чем сериал «Монастырь»: сюжет

Тусовщица Маша (Анастасия Ивлеева) наотдыхалась в Дубае за счет авторитетного мужа своей подруги Ангелины (Мария Абашова) до крупных неприятностей. Слитое в интернет порно с участием девушек грозит Маше бесславной смертью в духе бандитских 1990-х. Работники ножа и топора на зарплате у олигарха готовы прикопать ее где-то в податливой апрельской почве. Сумев сбежать из их катафалка, Маша оказывается в мужском монастыре. Тамошний отец-настоятель Варсонофий (Филипп Янковский) определяет ее прятаться от бандитов в монастырь женский, к матушке Елизавете (Наталья Кудряшова) и сестре Патрикее (Мария Миронова).

Обложка видео

В своей обители Варсонофий неразборчивым полушепотом наставляет грешников и воспитывает сына-подростка Юру (Марк Эйдельштейн), не знающего мирской жизни и всерьез готовящегося к постригу в монахи. Явление «девы Марии» (кто-то из статистов произнесет «вавилонской блудницы») сильно нарушит его планы. Маша постепенно знакомится с монастырской жизнью: встречает, например, поющую монашку Пантелеймону (Марина Калецкая), которая пытается унять периодическую острую боль молитвой; лепит пасху и украшает куличи, отпуская неуместные шутки про детокс и с восторгом разглядывая только распустившиеся листья на березках.

Как и кем снят сериал «Монастырь»

Лихорадочно, с претензией на большой драматический месседж. Режиссер театра и кино Александр Молочников, ставший в 22 года самым молодым постановщиком в МХТ им. А.П. Чехова и успевший до 30 лет отличиться двумя работами в Большом театре (оперой «Телефон. Медиум» и балетом «Чайка»), опирается на сказочные архетипы. Сказочность в этой драматической трагикомедии видна невооруженным глазом: мудрые старцы-проводники в неизведанный мир; наивные юнцы; спящие красавицы; Кащей и даже Баба-Яга — всем нашлось в «Монастыре» по одежке.

Сказка играет здесь ярче, чем религиозно-просветительская подоплека, поскольку Молочников превращает придуманную им суровую монастырскую реальность в кабинет прогрессивного психотерапевта.

Идея «Монастыря» принадлежит Александре Ремизовой, шоураннеру «Плюс.Студии», в заслугах которой — сериал об эпидемии ВИЧ в СССР «Нулевой пациент» и сериал про психолога «Триггер». Так что психологического в «Монастыре» действительно много — сама концепция монастырской жизни сводится к детоксу, о котором говорит Маша. Точнее даже к рехабу для тусовщиков, где тебе и медитация, и личная терапия, и правильное питание, и труд на свежем воздухе. Только бесплатно и под аккомпанемент храмовых песнопений, а не ситара.

Персонажей в сериале тоже много, но запомнить их несложно: все они давно зрителю знакомы благодаря тому, что вышли из сказок. Эскортница Маша — то пропащая царевна, то Элиза из сказки «Дикие лебеди» Ханса Кристиана Андерсена. Отец Варсонофий — волшебный помощник, мудрец, способный словом творить чудеса (кто-то скажет, колдовать). Юра — не только агнец божий и вечный младший брат, но и отдельный герой, которого ждет большое путешествие. Матушка Елизавета — старуха с клюкой (вот-вот вынет из рукава ароматное яблоко и предложит царевне) или Баба-Яга (испытаний и мучений в ее арсенале достаточно). Трудники (рабочие в монастыре) — черти и бесы, искусители разных мастей.

Кадр из сериала «Монастырь»
Фото: Кинопоиск

Кадр из сериала «Монастырь»

Взаимодействие их друг с другом и незваной блудницей — пожалуй, самое интересное в «Монастыре» наряду с обстановкой, в которую все помещены. Сериал снимали в Кирилло-Белозерском и Ферапонтовом монастырях в Вологодской области, и кадры щедро наполнены не только пролетами над аккуратной территорией, но и видами внутреннего убранства, снятыми так, чтобы особенно впечатлительным почудился запах ладана.

Участие блогера и телеведущей Анастасии Ивлеевой — несомненная удача для продвижения проекта и пробуждения интереса аудитории. Не зря «Кинопоиск» уже отчитался, что за первые сутки шоу посмотрели 250 тыс. подписчиков. Ивлеева поблагодарила Молочникова за терпение и шанс стать частью большого драматического проекта, а режиссер рассказал, что у новоявленной киноактрисы за 40 смен случился только один нервный срыв, что тоже можно записать в лист удач.

Плюсы, минусы, подводные камни

С трудом удается, правда, уловить общий темп повествования, по крайней мере, в первых сериях. Совмещая два параллельных мира, авторы заигрались в концептуальность. Кажется, что Филипп Янковский снимался для какого-то другого проекта (как, например, «Царь» Павла Лунгина). А Ивлеева — для рядового российского ситкома, который беззаветно чередует невнятные шутки с крокодильими слезами и шокирующими интимными сценами, вставленными невпопад. Янковский держится образа из сценария, Ивлеева — своего сетевого амплуа «Настюшки-опасности». Полученный в итоге дуэт (ничем не хуже многочисленных «коллабов» для видеороликов в соцсетях) исполняет сеанс психотерапии среди икон.

Анастасия Ивлеева в роли Маши. Кадр из сериала «Монастырь»
Фото: Кинопоиск

Анастасия Ивлеева в роли Маши. Кадр из сериала «Монастырь»

Заявленная сразу же сказочность в какой-то момент начинает вгрызаться в глаза. Вместо Ивана-дурака в «Монастыре» — Маша-дурочка. Таких полно на Руси, как бы говорят авторы. Образ собирательный, все как в жизни: на каждую вторую недолюбленную девушку приходится набор таких же собирательных проблем — наркотики и алкоголь, групповые половые акты, слитые в интернет, и бандиты на хвосте. Можно считать это аналогом испытаний вроде огня, воды и медных труб, характерных для сказочных архетипов, к которым Молочников и Ремизова то и дело апеллируют. Сцена с пробуждением Маши в келье мужского монастыря, когда к ней вваливаются монахи с требованием немедленно покинуть его, отправляет к «Сказке о мертвой царевне и семи богатырях» с прямолинейностью ребенка, указывающего пальцем на все подряд.

Монастырь быстро превращается в тайную комнату с артефактами: недаром осматривает его зритель глазами впечатлительного Гарри Поттера — юнца Юры, завороженно исследующего все убранство, внутреннее и внешнее. А в «тайную комнату» заглядывают грешники: желающая похудеть за счет Великого поста прихожанка (Валентина Мазунина в привычном образе провинциальной квочки); неразумный отец, жалующийся на сына, открывшего для себя интернет-порно в возрасте 12 лет; нелюбимый муж, который хочет за эту нелюбовь поколотить жену, и другие представители смертного мира.

Филипп Янковский в роли отца Варсонофия. Кадр из сериала «Монастырь»
Фото: Кинопоиск

Филипп Янковский в роли отца Варсонофия. Кадр из сериала «Монастырь»

Обитель отца Варсонофия — тишь да благодать, но только такие, какие хочется видеть ему самому: среди трудников водятся черти-искусители, пока святой творит чудеса. У священника и своих демонов достаточно — они идут за ним из прошлого, наступая на пятки. В общем, полноценный драматический персонаж в полноценном драматическом сеттинге, достойный главный, но не второстепенный герой, каким его сделали в «Монастыре».

Вклеивание Маши-Ивлеевой (а выглядит ее вступление в это пространство именно как вклеивание) придает сериалу ненужную, вычурную коллажность. Ею, впрочем, отличаются некоторые последние проекты на отечественных стримингах, предлагающие не ладно скроенную историю, а лоскутное одеяло из коротких сценок-скетчей.

Поделиться
Материалы к статье
Авторы
Теги